КАПСТРОЙ
Среда, 20.09.2017, 19:30
МЕНЮ САЙТА

Форма входа

Категории раздела
Строительные технологии, требования и нормы [577]
Проектирование зданий и помещений. [133]
Строительные машины и механизмы [58]
Погрузчики - конструкция, характеристика, схема [20]
Малярные и отделочные технологии. [83]
Аэродинамические основы аспирации. [14]
Теплотехника. Тепломассообмен. [74]
Вентиляция зданий - устройство и расчет. [12]
Охрана труда в строительстве. [103]
Отопительные приборы и системы. [15]
Архитектура мира. [73]
Погреба - конструкция и обслуживание. [61]

Поиск

Календарь
«  Август 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Наш опрос
Где Вам комфортнее жить?
Всего ответов: 152

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » 2013 » Август » 10 » Архитектура Московского Государства ХIV—XVII вв.
15:04
Архитектура Московского Государства ХIV—XVII вв.



АРХИТЕКТУРА МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВА ХIV—XVII ВВ.

В XIII—XIV вв. большинство русских земель, находясь под татаро-монгольским игом, терпело жестокий гнет и разорение. Только немногие области сохранили свою независимость.
С конца XIII в. начинается возвышение Москвы (впервые упоминаемой летописями под 1147 г. и бывшей с 1156 г. деревянной крепостью великого княжества Владимирского). Получив титул великих князей, московские правители расширяют границы своих владений, укрепляют город.
Дмитрий Донской победой на Куликовом поле нанес первое поражение татарам, чем было положено начало освобождения Руси от татаро-монгольского ига. В течение XV—XVI вв. Москва превратилась в мощное централизованное государство, подчинив себе другие русские земли, в том числе Новгород и Псков.
В период возвышения Москвы высокого расцвета достигла культура Новгорода и Пскова. Не испытав на себе тяжести татаро-монгольского ига, эти древнейшие города Руси, ставшие первыми вечевыми республиками, достигли вершины своего развития в XIII—XIV вв.
Следуя традициям домонгольской Руси, особенно Владимиро-Суздальского княжества, и достижениям Новгорода и Пскова, Москва становится мощным очагом древнерусской культуры, ее бурно развивающимся центром. Архитектура Москвы, наследуя черты зодчества наиболее развитых феодальных княжеств, обретает и самобытные особенности. В ее стиле и образах нашло отражение историческое значение в объединении и освобождении земель, в централизации государства и образовании единой нации,
Архитектура Московского государства отличалась сравнительным постоянством основных типов строительства, характерных для феодального уклада. Это — жилые дома и хозяйственные постройки, церкви и звонницы, палаты и монастырские здания, крепостные сооружения. Однако структура зданий и сооружений, их стилевой характер развивались вместе с изменением жизненных процессов, социальных и идеологических условий, оборонительных требований. Изменялись конструкции и строительные материалы и вместе с ними — тектоника зданий и сооружений. Наряду с каменными огромное значение имели деревянные постройки, которые на Руси всегда оставались основным видом массового строительства, оказывая влияние на развитие каменных зданий и сооружений.
В зодчестве рассматриваемой эпохи выделяются следующие основные периоды: архитектура ранней Москвы и современных ей Новгорода и Пскова (XIV — середина XV в.); архитектура Москвы второй половины XV—XVI в.; архитектура XVII в.
Строительные приемы и тектоника
Для развития русской архитектуры огромное значение имели конструкции деревянных построек. Дерево как строительный материал отличалось сравнительной дешевизной и широкой доступностью в связи с лесными богатствами Руси, меньшей, по сравнению с камнем, теплопроводностью стен, сухостью и пористостью конструкции, создававшей благоприятные условия для человека. Все это служило причиной широкого распространения деревянных построек, несмотря на то, что они страдали от гнили и легко сгорали. Популярности дерева в строительстве способствовала легкость его обработки и быстрота возведения деревянных построек самого различного назначения. Vl3 дерева на Руси строились не только жилые дома народных масс, но и рогатые дворцы князей и бояр, культовоe здания, а также большинство оборонительных сооружений. Хотя по причине недолговечности дерева до нашего времени сохранились сравнительно поздние типы построек (в основном не ранее XV—XVI вв.), тем не менее по сохранившимся литературным источникам и рисункам можно судить о древнейших конструкциях и строительных приемах, использовавшихся в деревянном зодчестве (табл. XIV и XV).
Конструктивную основу русского деревянного здания составляла рубленая «клеть», состоявшая чаще всего из сосновых бревен-венцов, уложенных друг на друга горизонтально с прокладкой из мха, связанных по углам врубками. Простейший сруб представлял собой в плане прямоугольник или квадрат (четверик), площадь которого ограничивалась максимальной длиной венцов, (обычно около 6 м). Чтобы увеличить площадь, использовались два основных приема: либо делалась многогранная форма сруба — преимущественно восьмиугольного в плане очертания (восьмерик), либо к четырехгранному объему пристраивались с разных сторон дополнительные объемы, открытые в сторону основного четверика. Объемы, пристроенные с четырех сторон, образовывали крещатую в плане структуру здания. Дальнейшее увеличение площади здания обычно влекло за собой пристройку дополнительных срубов. Для увеличения протяженности стен использовался и другой прием: стены делались из пластин или тонких бревен, забранных в пазы вертикально поставленных и зарытых одним концом в землю столбов.



Таблица XJV. Древнерусские деревянные жилые дома и их конструктивные детали
1 —3 — планы и общий вид избы; 4 — оЬраЬотка окна; 5 — балкон на консолях; 6 — детали конька; 7 — кровля из теса; 8 — деталь карниза



Т а б л и ц а XV. Конструктивные формы деревянных культовых верик.

Соединение венцов и брусьев врубками осуществлялось различными способами, причем вид врубки часто зависел от типа сооружения. В гражданском строительстве наиоольшее распространение имели врубки с остатком — «в облог» и врубки углов без остатка — «в лапу».
Стремление максимально сохранить целостность граней сруба и устойчивость углов сказывалось и на устройстве проемов в стенах. Оконца в массовом типе жилища делались обычно горизонтальными, вырубленными в двух смежных бревнах на половину их высоты («волоковые окна»). Окна большего размера делались чаще всего квадратных пропорций, а их периметр укреплялся специальными брусьями — «косяками».
В конструкции покрытия основой служили верхние венцы. При двускатных покрытиях из них возводились треугольные торцы крыш — щипцы; верхние венцы же связывали между собой щипцы в продольном направлении, причем концы продольных бревен свешивались над стенами, образуя консоли крыши над торцовыми фасадами. Карнизы продольных стен представляли собой закругленную в профиле форму бревенчатой стены — «повал», поддерживающий нижнюю пологую часть крыши — «полицу». На продольные бревна крыши укладывались наклонные стропила — «быки», представляющие собой тонкие еловые жерди с крюками («курицами»), поддерживающими вытесанные из бревен желоба — «водотечники». Желоба служили одновременно упором для кровельного теса, верхние концы которого упирались в коньковый венец и закрывались сверху выдолбленным снизу бревном—«охлупнем».
Иногда для завершения четвериков вместо двускатной крыши использовалась закругленная форма покрытия в виде «бочки» с остроконечным верхом и пологими полицами. Ее несущие элементы приобрели более сложные фигурные очертания, а в качестве кровельного материала использовались лемех (небольшие фигурные по очертанию дощечки), деревянная чешуя, дрань и другие виды мелкоразмерных элементов.
Широкое применение имели шатровые покрытия. Конструкция их была чаще всего рубленой с постепенным уменьшением к верху длины венцов. С XVII в. встречается и стропильная конструкция, иногда сочетающаяся с рубленой. Шатры обычно делались над квадратными или восьмигранными в плане объемами. Переход к шатру обычно осуществлялся посредством повала и полицы. Шатры покрывались досками или мелкоразмерными элементами кровли.
Помимо шатровых, бочкообразных и скатных покрытий использовались крыши кубчатой, скирдообразной, луковичной и других форм. Конструкция завершающих форм во многом определяла характер здания, его облик. В башнеобразных сооружениях не только верхняя часть, но и структура основного объема изменила форму. Наиболее распространенным приемом был переход от нижнего четверика здания к вышележащему восьмерику.
С XVII в. известны ярусные структуры, в которых верхняя часть представляет собой последовательно убывающие в размерах объемы четвериков или восьмериков. В них каждый сруб выше первого яруса опирается на балки-венцы, заделанные своими концами в стены нижележащих объемов.
Наряду со срубами в русском деревянном зодчестве применялся каркас из бревен и брусьев с дощатым заполнением. Каркасная конструкция составляла основу открытых частей здания — крылец с лестницами галерей, «чердаков» и т. п.; каркас использовался и как основной несущий остов построек. Каркасная конструкция некоторых колоколен XVII—XVIII вв. состоит из пяти или девяти врытых в землю бревен, на которые опираются лестницы, верхняя и промежуточные площадки и обычно шатровое покрытие, состоящее из стропил, опирающихся на обвязочную балку наружных столбов каркаса и на центральный столб. Наружные столбы ограждались срубом с внешней стороны, но иногда оставлялись открытыми.
Чердаком в древности называлась верхняя холодная часть здания, иногда открытая по бокам.
Верхний ярус — звонница — оставался всегда открытым.
Конструкция . крытых галерей и лестниц часто поддерживалась бревенчатыми консолями — концами горизонтальных венцов, пропущенных сквозь стены. Использовался прием постепенного напуска бревен, увеличивающий несущую способность консолей.
Для оборонных сооружений было типичным сочетание рубленых конструкций, каркасных и земляных. Искусственно насыпанные земляные валы нередко имели внутри деревянную основу в виде рубленых клетей или «каркаса» из бревен, уложенных перпендикулярно в несколько ярусов и соединенных врубками или крюками. Деревянные крепостные стены часто представляли собой род срубов или клети, внутрь которых засыпались земля и камень, а поверху делался бревенчатый настил (см. рис. 93). Консоли из бревен использовались для опирания нависающих над стенами бревенчатых парапетов площадок навесного боя. Каркасные балконы и галереи устраивались иногда вдоль стен на башнях и над воротами.
Широкое развитие государственного производства конструкций позволяло блестяще наладить организацию строительства крепостей, использовать сборность заранее изготовленных деревянных элементов как средство максимального сокращения сроков возведения построек. Так, в 1550 г., подготавливая взятие Казани, было необходимо в минимальные сроки выстроить город Свияжск как форпост для штурма татарской столицы. Все основные строительные элементы были заготовлены зимой за тысячу километров от будущего города в лесном районе около Углича, помечены и пронумерованы, а затем весной в разобранном виде сплавлены вниз по Волге к месту строительства. Это позволило «собрать» новый город всего за 28 дней на виду у противника.
Беспрецендентное по масштабам развитие на Руси деревянного строительства в значительной мере определяло общий уровень архитектурно-строительного мастерства; она сказывалось и на развитии монументального каменного зодчества.
Конструкции каменных зданий ml сооружений менялись с развитием архитектуры (табл. XVI). В культовом зодчестве Москвы XIV—XVII вв. наблюдаются две основные линии развития конструктивных систем: крестово-купольной с четырьмя, как правило, внутренними столбами, и бесстолпной, т. е. не имеющей промежуточных опор. Преобладающей системой в XIV—XV вв. была крестово-купольная.
В XIV—XV вв. в крестово-купольных храмах происходят существенные изменения, сначала в Новгороде и Пскове, затем в Москве (см. табл. XVI).
В Новгороде с превращением города в вечевую республику и расширением строительства посадских церквей ведущим становится тип небольшого крестовокупольного храма с трехлопастным сводчатым покрытием, в котором пролеты основного креста завершались обычными цилиндрическими сводами на подпружных арках, а боковые пониженные ячейки — половинками цилиндрического свода. Крыша устраивалась восьмискатной или по форме трехлопастных закомар. Пилястры стен, имея конструктивное значение, в основном соответствовали столбам. Кладка стен велась из камня неправильной формы на известковом растворе с рядами плитняка, выравнивающего ряды и связывающего наружные слои кладки — версту с забутовкой. Кирпич — квадратный, брусковый или фасонный — использовался в кладке столбов, сводов и куполов, барабанов, арок проемов и для декоративных деталей фасадов.
В Пскове, многочисленные храмы которого отличались особенно малыми размерами, внутреннее пространство несколько расширялось путем обтески углов нижних частей массивных квадратных столбов. Для конструкций покрытия было характерно различное размещение подпружним сводам — ниже сводов, на одном уровне с ними и выше их.



Таблица XVI.Типы структур и тектонические особенности Новгороде.

Повышенные подпружные арки создавали ступенчатый переход от барабана главы к сводам основного креста (церковь Василия с Горки, 1413 г.). Во внешнем объеме они часто имели отражение в виде приподнятого над крышей основания барабана — восьмигранного или конической формы. Иногда, как и в Новгороде, основной крест был повышен относительно угловых ячеек и имел соответствующее выражение на фасадах. Пилястры фасадов делались широкими, отвечая расположению внутренних столбов. Наряду с кровлями по круглым закомарам устраивались скатные конструкции крыш — тесовые и черепичные — на восемь скатов, а также 16-скатные — в зданиях с пониженными угловыми ячейками. Стены и столбы целиком выкладывались из местного плитняка, хорошо обрабатывающегося, но не очень прочного, вследствие чего пролеты конструкций были малыми, а сечения их большими. В стремлении расширить площадь храма к основному объему пристраивались с разных сторон дополнительные, чаще всего бесстолпные объемы, что способствовало развитию в Пскове систем покрытий без внутренних опор. Наиболее развитой и типичной для Пскова системой является покрытие широкими и узкими цилиндрическими сводами, пересекающимися под прямым углом, а также «ступенчатыми» сводами — ступенчато расположенными взаимно перпендикулярными арками (табл. XVI, 4).
В конструкциях раннемосковского зодчества (XIV—первая половина XV в.) образцом для строителей сначала служили владимирские построй¬ки. Была перенята крестово-купольная система и техника кладки из тесаного камня с забутовкой, но качество кладки уступало владимирской: швы известкового раствора делались толще и обработка камня не была столь филигранной. С конца XIV в. все более сказываются влияния других русских школ, в том числе юго-западной Руси (Пятницкая церковь в Чернигове), Пскова и Новгорода. Часто столбы не имеют крестообразной формы, а стены внутри лишены соответствующих им пилястр. Наружные пилястры, потеряв прежнее конструктивное значение, в ряде случаев не соответствуют расположению столбов в интерьере (Троицкий собор Троице-Сергиева монастыря, 1422—1423 гг.). Заметна тенденция к выделению завершаю-щей части путем устройства повышенных подпружных арок. Наряду с конструктивными закомарами применяются декоративные (кокошники), окружающие основание барабана. В структуре подчёркивается ярусность, иногда понижаются угловые ячейки (Спасский собор Спасо-Андроникова монастыря, 20-е годы XV в.). К XIV— началу XV в. относятся и первые известные нам бесстолпные храмы Московского княжества (церковь в с. Каменском, конец XIV— начало XV в.). В середине XV в. начинает шире при¬меняться кирпич, иногда в сочетании с белым камнем.
Строительное искусство Московской Руси достигает высокого совершенства в монументальных постройках второй половины XV—XVI вв. Традиции московской и других школ обогащаются опытом итальянских мастеров, приглашенных в Москву в конце XV в. для ведения крупных работ по перестройке Кремля. Строительная техника и многообразие характерных для этого времени конструктивных приемов стали основой последующего развития строительного дела в Московской Руси (табл. XVII). К числу наиболее крупных строительных достижений этого периода следует отнести развитие кирпичной техники и использование металлических связей, широкое внедрение в культовые и гражданские постройки крестовых сводов наряду с цилиндрическими и сомкнутыми с распалубками, применение крещатых сводов, развитие шатровых покрытий.
Огромный размах строительства, связанного с возведением крепаст-ных стен, культовых и дворцовых зданий Московского Кремля конца XV — начала XVI в., способствовал совершенствованию техники кладки из кирпича, ставшего с этого времени основным строительным материалом. Образцом технического мастерства было строительство Успенского собора—крупного здания, широко использовавшее кирпич в сочетании с белым камнем. Зодчий здесь применяет в покрытии крестовый кирпичный свод, отказавшись от традиционной крестово-купольной системы.
Крестовые кирпичные своды с цилиндрическими, сомкнутыми и парусными получают распространение в конструкциях гражданским зданий, в покрытиях и перекрытиях палат. Особенно интересны сводчатые конструкции одностолпных палат XV—XVI вв. В них получила широкое применение система четырех пересекающихся цилиндрических сводов, дающих при их продолжении до плоскости стен сочетание четырех крестовых сводов. По такой системе построено одно из крупнейших гражданских зданий — Грановитая палата в Московском Кремле (1487—1491 гг.), площадь которой около 500 м^, размеры сторон 23X23.
Оригинальнейшей конструкцией бесстолпных храмов XV-—XV/ вв. явился крещатый свод. Структура его образуется в результате пересечения сомкнутого свода на квадратном основании четырьмя распалубками крестообразно по главным осям. По линии стыка свода с распалубками в толще конструкции закладывался несущий остов — две пары пересекающихся арок, на которых устраивалось основание для барабана световой главы. Распор от сводов-распалубок частично воспринимали лотки сомкнутых сводов, а также закрывающие их с фасадов полузакомары, играющие роль своеобразных диафрагм-контрфорсов (церковь Трифона в Напрудном в Москве, XVI в.) (см. рис. 95, табл. XVII, 5).
Новаторской и самобытной консрукцией каменных храмов Московской Руси были шатровые покрытия, начало широкого применения которых— середина XVI в. (храм Вознесения в Коломенском, 1532 г.). Как правило, шатер имеет развитые по высоте пропорции, что значительно уменьшает распорные усилия. Основа¬ние шатра — обычно восьмигранное — часто опирается на квадратный в плане объем. Переход от четверика к восьмерику осуществлялся с помощью многообразных приемов: ступенчатых треугольников, арочек-тромпов с различными видами поверхностей заполнения, сферического паруса, рядами навесных ступенчатых арок, элементов сомкнутого и других сводов и т. п.



Таблица XVII. Типы структур и конструкции каменных стен XVII в. а — план; б—вид изнутри; 8 - шатровые покрытия:
зданий в архитектуре Московского государства (последняя а ~ разрез церкви Вознесения в Коломенском, 1532 г.; б —
четверть XV—XVil вв.) конструкция перехода от основания к шатру церкви в Коло-
1 _ Успенский собор в Московском Кремле, 1475—1479 гг.: менском; в — конструкция перехода к шатру церкви Покрова
а — план; б — продольный разрез; 2 — Грановитая палата в Медведкове, 1 634—1635 гг.; 9 — конструкции храмов сере 1487—1491 гг.: а —план; б —разрез; 3 —виды покрытия од- а — общий вид; б — применение камня при ностолпных палат; а,б,в — цилиндрическими сводами с рас- опирании кирпичных сводов; в — металлические связи; 10 —палубками и без них; г, д — плоскими куполами на парусах и Введенский собор в Сольвычегодске, 1689—1693 гг.: 2»—разподпружных арках; 4 — конструкция крещатого свода; 5— раз; б — конструкция покрытия; 11 — поперечный разрез трабесстолпная церковь Трифона в Напрудном в Москве, начало пезной Троице-Сергиева монастыря, 1686—1692 гг.; 12 — XVI в.: а — план; б — разрез; 6 — разновидности сомкнутого виды кирпичной кладки : а — крестовая; свода: а — простой свод; б — свод с распалубки; в — «иезуитский» свод; б — тычковая; в — цепная ; 7 — покрытие старого собора

О виртуозном мастерстве русских строителей в выполнении этого сложного элемента свидетельствует смелая и остроумная конструкция, осуществленная в церкви Покрова в Медведкове (1634 г.), где пролет восьмигранного барабана значительно меньше пролета нижнего четверика. Пространственная система из оригинальных криволинейных «складок» позволила резко уменьшить поперечник шатрового покрытия, ослабить силы распора, сделать шатер более легким и стройным (см. табл. XVII, 8, в).
Устойчивость столпообразных структур во многом зависела от формы и конструкции нижнего объема. Помимо утолщения стен ему нередко придавалась большая ширина и крещатость. Ту же роль играла и галерея, часто окружающая храм. Эти особенности характеризуют совершеннейшие произведения шатрового зодчества — храм Вознесения в Коломенском, храм Покрова в Медведкове и др. Форма шатров чаще всего делалась восьмигранной в плане, значительно реже — квадратной, круглой, звездчатой и даже эллиптической. Кроме «прямых» шатров, в которых образующей является прямая линия, с XVII в. встречаются и шатры «дудкою» с образующей в виде вогнутой линии (колокольни суздальских храмов). Кладка шатровых покрытий осуществлялась либо горизонтальными, нависающими друг над другом, рядами, либо рядами, перпендикулярными граням. В толще шатровых конструкций иногда закладывались кольцевые связи: дубовые, реже металлические.
Развитие кирпичной техники и новых конструктивных форм во второй половине XV—XVI вв. способствовало общему прогрессу строительного дела, резкому возрастанию масштабов каменного строительства, что имело особое значение для реализации широкой программы оборонительных мероприятий. В 1584 г. в Москве был создан специальный Приказ каменных дел, на который возлагались функции единого управления государственной строительной промышленностью, начиная от мобилизации и доставки на стройку каменщиков и кончая организацией изготовления и доставки строительных материалов. Были установлены единые меры измерения элементов зданий и строительных материалов, введены новые размеры кирпича (312X^34X89 мм, что соответствует соотношению 7:3:2 вершка), получившего название «государева». Вводятся стандарты в производство деревянных и металлических изделий.
Кирпичная кладка стен велась тремя основными способами: крестовым, цепным и тычковым. Работы выполнялись по шнуру, отвесу и уровню с выравниванием кирпича правилом. В толщу стен нередко вводилась забутовка кирпичным боем. Гидроизоляция выполнялась из кирпичного или каменного щебня, заливаемого горячей смолой. Употреблялась береста. Характерной чертой также было сочетание кирпичной кладки с естественным камнем.
В середине и второй половине XVII в. кирпичная техника достигает особого расцвета в связи с широко развернувшимся посадским каменным строительством и усилившимся стремлением к декоративности архитектуры (см. табл. XVII). Наряду с обычным кирпичом крупных размеров (75—80X140—145X280—300 мм) широко применялись различные виды профильного кирпича, терракота, многоцветная обливная керамика от простых облицовочных изразцов до целых законченных деталей. К концу столетия развивается белокаменный декор: из камня вытесывают колонки, плиты карнизов, всевозможные резные детали и т. п. Широко внедряются металлические связи наряду с «армированием» деревянными брусьями. Растет выработка железных изделий — гвоздей, скоб, петель, кровельного железа. Стержни, полосы, анкеры и скобы используются как затяжки в сводчатых конструкциях и для армирования перемычек над проемами, а также для крепления деталей и облицовки. Широкое использование металлических связей позволяло увеличивать пролеты сводов и делать широкие проемы окон прямоугольной формы.
В покрытии храмов XVII в. на смену крещатому приходит сомкнутый свод с одной световой главой в середине и четырьмя окружающими ее декоративными главами. Развитие сомкнутого свода идет от простейшего четырехлоткового покрытия на квадратном основании к восьмилотковому. Широко используются сомкнутые своды с распалубками, которые позволяют устраивать дополнительные проемы освещения.
Обязательное для храмов пятиглавие выдвинуло в середине XVI1 в. сложную задачу опирания барабанов глав на конструкцию сомкнутого свода. Центральный световой барабан ставился непосредственно на свод, а при значительных пролетах — на специальные арки. Глухие барабаны четырех малых глав чаще всего делались по углам четверика, опираясь частично на свод, частично на стены; при установке глав по осям четверика барабаны целиком опирались на стены. В обоих случаях главы с барабанами, не нагружая сводов, увеличивали устойчивость стен против опрокидывания их от действия распорных усилий.
Сводостроение в архитектуре Московской Руси достигло вершины в конце XVII—начале XVIII в. Следует отметить большепролетные покрытия бесстолпных палат, смелые решения сводчатых покрытий храмов с пятью световыми главами и создание новой структуры «храмов под колоколы» с ярусной системой восьмериков и восьмилотковыми сомкнутыми сводами.
Ряд крупных покрытий палат был создан с использованием цилиндрического свода и металлических затяжек (трапезные палаты Симонова и Новодевичьего монастырей в Москве, 80-е годы XVII в.). Самая обширная палата — трапезная Троице-Сергиева монастыря (1686—1692 гг.)—имеет пролет 15 м, длину зала 34 м. На продольных сторонах устроено по семи неглубоких распалубок. Распор свода погашается семью металлическими затяжками и толщиной стен, равной на уровне первого этажа 2,35 м. Устойчивость стен повышается благодаря дополнительной нагрузке их аттиком (табл. XVII, П).
Оригинальные конструкции покрытия бесстолпного храма с пятью световыми главами выполнялись в конце XVII в. на основе использования сомкнутого свода с металлическими затяжками и распалубками, прорезанными по осям четверика. Однако барабаны глав устанавливались по-разному: в одних случаях над углами основного сомкнутого свода, где напряжения конструкции минимальные (Введенский собор в Сольвычегодске, 1689—1693 гг.), в других — над сводами распалубок (Рождественская церковь в Нижнем Новгороде, конец XVII —начало XVIII в.). Оба приема связаны с устройством дополнительного освещения через проемы в наружных стенах распалубок, но размещение глав по углам свода давало более равномерное распределение света в интерьере. Конструкция сольвычегодского храма, перекрывающая значительную для того времени площадь (13,6X13,6 м), имеет ярко выраженный в интерьере остов из выступающих из стены пилястр, переходящих в «каркас» свода из пересекающих «арок» (табл. XVII, 10).
В конструкциях ярусных «храмов под колоколы» развиты традиционные приемы опирания восьмерика на четверик и завершения зала сомкнутым сводом,, нагруженным в центральной части. Распор компенсируется толщиной стен, богато армированных металлическими связями, и частично объемами» окружающими основание храма с четырех сторон (храм Покрова в Филях в Москве, 1693 г.; церковь Спаса в Уборах под Москвой, 1694—1697 гг.).
Архитектура Москвы, Новгорода и Пскова XIV —середины XV в. (здания и архитектурные комплексы)
Архитектура Москвы XIV— середины ХУ в. Возвышение Москвы в конце XIII—XIV вв. сопровождалось широким оборонительным, культовым и дворцовым строительством. В княжение Ивана Калиты в Москве появились первые каменные постройки: Успенский и Архангельский соборы (на месте ныне существующих одноименных храмов), а также Ивановская церковь-колокольня (позднее замененная колокольней Ивана Великого).



85. Спасский собор Андроникова монастыря в Москве, 1410—1427 гг.

Город, расположенный на холме у впадения в Москву-реку ее притока Неглинной, был обнесен в 1339 г. дубовыми крепостными стенами с башнями. Дмитрий Донской, сильно расширив территорию Кремля, обнес в 1367 г. город мощными белокаменными стенами. В конце XIV—начале XV в. были построены старый Благовещенский собор, каменные соборы Чудова и Воскресенского монастырей, первые каменные палаты. Однако кремлевские постройки раннемосковского периода почти не сохранились. Об архитектуре этого периода дают представление храмы княжеской вотчины в Звенигороде и ряда монастырей.
Успенский собор на Городке в Звенигороде (1399 г.) —один из наиболее ранних примеров (табл. XVI,-5). Сложенный, как и другие монументальные постройки ранней Москвы, из белого камня, собор во многом следует традициям домонгольского владимирского зодчества: белокаменная строительная техника, трехчастное членение стен полуколонками, перспективные (уступчатые) порталы, расчленение фасадов пояском на два яруса и др. Вместе с тем в его композиции обозначились новые черты, из которых особенно следует выделить общую вертикальную устремленность с выраженными на фасадах ярусами закомар. Помимо закомар появились четыре угловых и ряд опоясывающих основание барабана кокошников. Ступенчатому построению закомар отвечает внутренняя структура храма. Подкупольное пространство доминирует в интерьере: столбы раздвинуты, не совпадая с вертикальными членениями фасадов. В соборе, как и в других раннемосковских примерах (собор Троице-Сергиева монастыря, 1422 г.), определилась тенденция более свободного расчленения фасадов, независимого от внутренней конструктивной структуры, но сохранившего в членениях ее основные элементы (трехчастность, позакомарные покрытия и др.). Декоративные закомары подчеркивают «столпообразность» композиции, придавая образу храма праздничность и богатство. Общему вертикальному строю соответствуют характерные для московского зодчества килевидные очертания арочных элементов — закомар, порталов, наличников окон и т. п.
Спасский собор Андроникова монастыря в Москве (между 1410— 1427 гг.)— наиболее совершенное произведение раннемосковского зодчества (рис. 85). Здесь ярусы закомар и кокошников сочетаются с пониженными угловыми объемами, отчего ступенчатая столпообразность выявилась особенно отчетливо. Расчленение композиции на отдельные объемы послужило началом характерной для последующего времени многообъемности структур, а в общей пирами-дальности силуэта и вертикальной устремленности композиций обнаруживается начало тенденции, приведшей в XVI в. к столпообразным шатровым храмам. Ступенчатая «корона» закомар и кокошников также получила в последующем широкое развитие в зодчестве XVI—XVII вв.; четкое отделение пилястр с базой и капителью от профиля вышележащей закомары можно считать зарождением «ордерного» строя. Фрески, которыми ранее были расписаны стены в интерьере, принадлежали кисти великого Рублева.
Собор Андроникова монастыря, как и другие примеры раннемосковского зодчества, свидетельствует о глубоком своеобразии зодчества Москвы и вместе с тем — о широких связях с архитектурой сопредельных земель. В нем получили paзвитиe традиции не только Bлaдимиpcкиx храмов, но и произведений западной и юго-западной Руси (Пятницкая церковь в Чернигове, конец XII—начало XIII в.). Можно отметить известную близость и к храмам южных славян — Сербии и Македонии, с которыми Москва поддерживала оживленные связи. Наконец, отдельные архитектурные элементы раннемосковских храмов (приподнятые подпружные арки, половинки арок и закомар, трехлопастные завершения и др.) говорят о связях Москвы с Новгородом и Псковом.
Архитектура Новгорода XIV — ХУ вв. дала ряд самобытных примеров развития крестово-купольного храма, отвечавшего более демократичным требованиям Новгородской вечевой республики. Возведение большого числа посадских зданий, строившихся на средства горожан, стимулировало развитие небольших, но вместительных и экономичных храмов (см. рис. 42, в, табл. XVI, 1). Трехлопастной форме сводов обычно соответствовала кривая позакомарного завершения восточного и западного фасадов. В целях создания центрической симметрии и удобства водоотвода южный и северный фасады также завершались трехлопастной кривой. Одним из ранних примеров этого типа храма является церковь Перынского скита близ Новгорода (XII — начало XIII в.), отличающаяся простотой и конструктивностью формы см. рис. 42, в).
В XIV в. обогащается пластика стен, фасады получают трехчастное членение, развивается характерный для Новгорода декор: арочные пояски, украшающие прясла стен, ползучие кривые, бровки окон, аркатуры апсид и Т. П.



86. Церковь Спаса Преображения на Торговой стороне, 1374 г.

К числу лучших произведений этого периода относятся церковь Федора Стратилата на Ручье (1360— 1361 гг.) с трехлопастным позакомарным завершением основного объема и церковь Спаса Преображения с покрытием на восемь скатов (табл. XVI, 1, 2; рис. 86).
Церковь Спаса Преображения на Торговой стороне, построенная «уличанами» Ильиной улицы в 1374 г.— один из крупнейших и наиболее богатых по пластике новгородских храмов XIV в. Его стены расчленены ступенчатыми лопатками, соответствующими расположению внутренних столбов, и живописно покрыты разнообразным по рисунку декором, в котором выделяются резные «поклонные кресты», свободно введенные в пластику стены. Внутри храм с развитым в высоту пространством интерьера был расписан фресками Феофаном Греком.
Архитектура Пскова XIV—XV вв. особенно широко представлена не-большими храмами уличан, строившимися из местного плитняка. К основному храму обычно пристраивались дополнительные, более низкие объемы. Большинство пристроек служили приделами, а также папертями и кладовыми для хранения утвари. Прием сочетания нижней части столбов круглого сечения с верхней в виде опор арок прямо угольного сечения получил в Пскове широкое распространение как в интерьере, так и во внешних элементах зданий — крыльцах, галереях и особенно в звонницах.



87. Церковь Богоявления в Запсковье, 1490-е годы.

Оригинальные по форме псковские звонницы обычно представляют собой аркаду с несколькими изменяющимися по величине пролетами, рассчитанными на различные размеры колоколов. Они ставились на внешние церковные стены или воздвигались отдельно около храма. Вместе с асимметрично расположенными пристройками звонницы часто составляли с храмом свободную живописную композицию.
Многообъемность, сочетающая в себе крестовокупольный основной объем и бесстолпные пристройки, простые, конструктивные членения каменных стен с мягкой фактурой поверхностей и очень скромные украшения фасадов,— основа тектонического строя псковских храмов. В них органически соединялись конструктивная и практическая целесообразность с художественной выразительностью. К числу выдающихся образцов псковской архитектуры XIV—XV вв. принадлежит известный по сохранившимся рисункам Троицкий собор в Кремле (60-е годы XIV в.), церковь Василия с Горки (1413 г., см. табл. XVI, 3), церковь Богоявления в Запсковье и ряд других.
Церковь Богоявления в Запсковье (1490-е годы) имеет основной, крытый на восемь скатов, объем, обстроенный двумя малыми приделами, галереей и звонницей (рис. 87). Форма и пластика малого придела почти полностью повторяют главный объем. При кажущейся сложности композиции здание отличается ясностью форм, человеческой масштабностью, уютом. В ступенчатой многообъемности чувствуется влияние народного деревянного зодчества.
Жилая застройка Новгорода и Пскова была в основном деревянной, каменных домов было мало. Раскопки Неревского конца (улицы), проведенные в Новгороде, позволили обнаружить остатки деревянных зданий XIII—XIV вв. Дома площадью от 20 до 40 м^ часто имели пристройку — сени, отделявшие теплое жилье от клети-кладовой. Большие хоромы состояли из ряда срубов разной высоты, связанных между собой, имели башню, наружные крыльца, переходы и галереи.
С древнейших времен Новгород и Псков проявляли особую заботу о крепостном строительстве. Сначала дубовые, а затем каменные стены ограждали город от нападения неприятелей. В Новгородском детинце каменные стены неоднократно перестраивались в XIII—XV вв. Окольный город был обнесен каменными стенами в XIV в. Стены толщиной около 4,5 м были положены из известняка-ракушечника с лицевой кладкой из прямоугольных блоков и забутовкой из валунов и мелкого камня. В Пскове XIV—XV вв. несколько кольцевых укреплений были возведены из плитняка и дерева. Помимо ранее сооруженных Крома (кремля) и Довмонтова города были возведены Старое Застенье (каменные стены 1309 г.) и Новое Застенье (деревянные стены 1375 г,, каменные башни с 1387 г.), окружавшие городской посад. Огромный размах каменного строительства в Пскове XIV—XV вв. способствовал росту строительного искусства псковских каменоделов, славившихся своим мастерством далеко за пределами своего города, строивших со второй половины XV в. в Москве.
энергетика экономика газ ремонт тепло отопление Безопасность конструкция расчет дом расстояния правила характеристика нормы Расчёт кровля фундаменты размеры территория проект здание исследование схема методы схемы грунт механизм строительство оборудование Теплотехника требования проектирование помещение краска устройство характеристики сооружение образец погрузчик бетон
Категория: Архитектура мира. | Просмотров: 4685 | Добавил: vyaz | Теги: конструкция, сооружение, здание, Классика, история, зодчество, Церковь, схема, архитектура, Ренесанс
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017